Евразийский экономический союз накрыло противоречиями

Александр Воробьев:

Вслед за Белоруссией Киргизию могут ожидать серьезные трудности во взаимодействии с интеграционным объединением.

Евразийский экономический союз сегодня сталкивается с самыми острыми проблемами с момента начала своей работы в январе 2015 года. Разразившийся масштабный кризис в российско-белорусских отношениях уже привел к резкому росту противоречий в рамках интеграционного объединения. В конце декабря белорусский лидер Александр Лукашенко отказался подписывать Таможенный кодекс ЕАЭC  до урегулирования всех торгово-экономических противоречий между Минском и Москвой. 21 февраля Россельхознадзор обвинил представителей Белоруссии в Евразийской экономической комиссии в блокировании инициатив России, касающихся вопросов технического регулирования и сельского хозяйства. Между тем проблемы в отношениях с Белоруссией могут стать отнюдь не единственной сложностью для работы евразийского интеграционного объединения в наступившем году. В августе истекает двухлетний переходный период в ЕАЭС для Киргизии. Это означает, что во второй половине года Бишкек, чьи успехи в евразийской интеграции пока весьма скромны, примет на себя полноценные обязательства участника союза без поблажек. Вопрос заключается в том, сможет ли Киргизия в полной мере соответствовать возросшим требованиям.

Прошедший год был первым полным годом участия Бишкека в ЕАЭС. Однако он не стал для республики прорывным в развитии торгово-экономических отношений с партнерами по евразийскому интеграционному объединению. Напротив, объем торговли со странами ЕАЭС сократился по итогам прошлого года на 16%. Причиной тому стали экономические проблемы России и Казахстана – ключевых для Бишкека торгово-экономических партнеров в СНГ. Экономика небольшого государства не получила ощутимых инвестиций из более крупных стран союза, испытывающих сегодня дефицит денег. Тем не менее в некоторых отраслях торговля Киргизии со странами ЕАЭС подросла. Так, поставки киргизской молочной продукции на единый рынок увеличились в 2016 году в четыре раза.

Некоторых успехов достигла и швейная промышленность Киргизии. По словам вице-премьера страны Олега Панкратова, отрасль вышла из кризиса и активно развивается, фактически сталкиваясь лишь с двумя проблемами.  «Первое – нехватка квалифицированных рабочих рук и ресурсов для обучения людей этой профессии. Второе – нехватка производственных помещений. Речь идет об укрупнении производства», – отметил высокопоставленный чиновник. Позитивным для экономики Киргизии следствием вступления в ЕАЭС стало также увеличение денежных переводов от мигрантов, находящихся в России и Казахстане. Так, за 10 месяцев 2016 года работающие в РФ граждане Киргизии отправили на родину 1,8 млрд долл. Годом ранее аналогичный показатель составлял лишь 1,1 млрд долл. Определенным подспорьем для экономики Киргизии в переходный период стал и созданный в 2015 году Российско-киргизский фонд развития, куда Москва внесла полмиллиарда долларов. На сегодня фонд предоставил финансирование 640 проектам на сумму свыше 200 млн руб.

На этом видимые плюсы членства Киргизии в ЕАЭС, пожалуй, заканчиваются. Помимо сокращения торговли внутри союза из-за влияния кризиса Бишкек столкнулся с ограничительными мерами и запретом на поставку сельскохозяйственной продукции в страны союза из-за ее несоответствия стандартам ЕАЭС. Вступив в интеграционное объединение, Киргизия рассчитывала быстро заработать на поставках аграрной продукции на рынки государств союза. Однако к моменту вступления республики в интеграционное объединение ее власти так и не сумели наладить работу лабораторий для контроля качества продукции местных аграриев и животноводов.

Сложившаяся ситуация наглядно продемонстрировала неудовлетворительную подготовку Киргизии к членству в интеграционном объединении. Сегодня страна сталкивается с отсутствием проработанной юридической базы для взаимодействия в рамках ЕАЭС, отсутствием компетентных в вопросах интеграции кадров, а также неготовностью таможенной и иной необходимой инфраструктуры. Плохо работает и система внутренних каналов связи между властью и бизнесом. Срыв заявленных планов вызывает рост недовольства в самой Киргизии и беспокойство партнеров Бишкека по интеграционному объединению. Последним прецедентом стала проблема, возникшая вокруг регистрации автомобилей, ввезенных из государств, не входящих в ЕАЭС. С февраля на Киргизию распространилась норма, согласно которой регистрация транспортного средства возможна лишь в том случае, если у автомобиля имеется свидетельство о безопасности конструкции. Выдавать его могут лишь испытательные лаборатории, включенные в Единый реестр органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров) ЕАЭС. Однако в Киргизии пока нет таких центров. На фоне растущего недовольства автомобилистов власти пообещали построить лаборатории.

 Но сводить трудности Киргизии в ЕАЭС только к недоработкам самого Бишкека нельзя. Свою лепту в осложнение ситуации внесли и действия других стран – участниц союза, за которыми угадывалось стремление защитить свой рынок от иностранной конкуренции. Так, Казахстан после вступления Киргизии в ЕАЭС отказался упразднять фитосанитарный контроль на границе двух стран. Астана мотивировала свои действия несоответствием сельхозпродукции из Киргизии требованиям безопасности. Примечательно, что власти Казахстана сохранили свой запрет и после появившегося в мае 2016 года постановления Высшего евразийского экономического совета об отмене фитосанитарного контроля ЕАЭС с Киргизией. Контроль был упразднен лишь после того, как Бишкек в октябре прошлого года пожаловался в Евразийский экономический совет на действия Астаны. Серьезные ограничения на казахстанско-киргизской границе действуют и до настоящего времени. Казахстан – единственная из стран – участниц ЕАЭС, сохраняющая ветеринарный контроль на границе с Киргизией.

Окончание переходного периода, вероятно, присовокупит к уже имеющимся проблемам новые. Начиная с августа прошлого года, производство товаров и услуг в стране должно будет полностью соответствовать принятым в ЕАЭС нормам. Как признают официальные киргизские лица, для этого придется проделать значительную работу. «Предстоит большая работа с представителями бизнеса для того, чтобы их продукция соответствовала общепринятым стандартам качества ISO и HACCP», –  отметил министр экономики Киргизии Алмаз Сазбаков. «Будет продолжена работа по гармонизации нормативной правовой базы в рамках членства страны в ЕАЭС и Всемирной торговой организации», – добавил он. В случае, если обозначенная работа не будет проделана в срок, уже к началу осени продукция из республики может столкнуться с новыми препятствиями при экспорте в другие страны объединения. Требование для бизнеса вести экономическую и хозяйственную деятельность в Киргизии по новым нормам и отсутствие реальных возможностей делать это вследствие плохой подготовки, неразвитости сопутствующей экономической инфраструктуры могут породить напряжение в социально-экономической жизни республики.

Не стоит сбрасывать со счетов и политический фактор. В этом году Киргизия вступила в период политической неопределенности. Осенью в стране состоятся президентские выборы. Вероятность того, что вопрос о членстве этой страны в ЕАЭС станет предметом предвыборных политических спекуляций, в целом пока невысока. Основные кандидаты в президенты не заинтересованы в нагнетании напряженности в отношениях с Москвой. Кроме того, идею членства в ЕАЭС поддерживают свыше 70% населения Киргизии. Во многом за счет тех преимуществ, которые создает участие в интеграционном объединении  киргизских трудовых мигрантов. Однако проблема заключается в другом. Правительство в Киргизии формируется парламентским большинством. Стержневой политической силой в парламенте сегодня является Социал-демократическая партия Кыргызстана (СДПК), председателем которой является действующий президент страны Алмазбек Атамбаев. Победа на президентских выборах кандидата, представляющего другую политическую силу, может нарушить рабочее равновесие в треугольнике парламент–правительство–президент. Это способно породить период политической неопределенности. Последняя скажется на функционировании государственного аппарата и сократит возможности властей республики по оперативному решению проблем, возникающих в связи с членством страны в ЕАЭС.

В целом наступивший 2017 год станет для евразийского интеграционного объединения годом проверки на прочность. В случае с Белоруссией, которая несмотря на небольшие размеры собственной экономики является системообразующей и важной в политическом плане страной для ЕАЭС, развитие событий позволит увидеть, насколько успешно страны – основательницы союза могут и готовы решать возникающие острые проблемы. В случае с Киргизией развитие событий продемонстрирует, сколь эффективно менее подготовленные к членству и обладающие меньшим весом в объединении государства способны на практике интегрироваться в ЕАЭС. И от первого, и от второго, без преувеличения, зависит устойчивость евразийского интеграционного объединения и его способность к дальнейшему развитию.

 

Добавить комментарий