Рецензия на сборник: К 100-ЛЕТИЮ ВОССТАНИЯ 1916 Г.

ЦИВИЛИЗАЦИОННО-КУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ РОССИИ И НАРОДОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В НАЧАЛЕ 20 СТОЛЕТИЯ

сб.докл.Междунар. науч.-практ.конф., г.Москва, 18 сентября 2015 г. [сост.и научн.ред.Т.Б.Котюкова]. М.: 2016.

Наргис НуруллаХоджаева

Будучи научным рецензентом данного сборника, я решила сделать краткую презентацию, так как считаю, что авторам удалось поставить важнейший вопрос истории всей Центральной Азии: насколько субалтерные группы, будь то племена, кланы, роды, поселения, соседские общины и другие маргинализированные группы, те самые которые были «дружно» позабыты и были на краю общественных дискурсов, могут представлять свою историю, в данном случае через призму размышлений над цивилизационно-культурными аспектами восстания 1916 г. Хотя термин субалтерный в сборнике не упоминается ни одним из авторов, тем не менее, эта концепция выдвинутая итальянским марксистом Антонио Грамши, сквозит по всем работам. По мнению Грамши «современные субалтерны» (от лат. Sub— под и Аlter— другой) это те которые исключены из установленной обществом структуры политического представительства, и их соответственно не слышно, потому что они в подчинении (или иначе в зависимости) от сильных мира сего. Эксперты по колониальным учениям трансформировали «современный» в «колониальный субалтерн».

Идея подключения понятия от Грамши показалось мне очевидной, так как обнаружила, что в большей части работ фиксируются попытки видения истории «снизу». Даже когда речь идет об анализе документов институтов власти (как, например, в работе А.Ю.Бахтуриной, О.А.Махмудова), авторы вычленяют опыт тех слоев населения, которые ранее были менее задействованы в анализе уроков восстания.

В целом восстание 1916г., по мнению исследователей, имело две противоположные тенденции, внутри почти эмбрионного теоретического сознания:

  • с одной стороны консервативная тенденция, возникшая на основе наследуемых, некритически воспринимаемых аспектов доминирующей имперской культуры, а также,
  • радикального, ориентированного на практическую трансформацию условий жизни субалтерных групп при царском режиме.

В таком ключе цель данного сборника (в нем было задействовано 17 авторов) представить/исследовать борьбу двух вышеуказанных течений, которые на протяжении истории изображались спаянными, и одновременно соперничающими сторонами антагонистического сознания.

  • Д.Р. Ашимбаев представил возможность критического рассмотрения уроков восстания, и важно, что это делается на основе социально-исторической компаративистики. Такой подход провоцирует менее традиционную картину всего восстания начала века, так и других фактов истории, имевших по выражению автора «общесоюзный контекст».
  • В статье С.И.Масаулова представлена двойственность позиции институтов власти: с одной стороны «власть была передана местным родовым и владетельным лицам» и одновременно такая передача привела к утрате вековых традиций «родовых взаимоотношений». Такой дисбаланс подводит автора к менее прогнозируемому (как мне показалось) выводу, что «подлинной причиной восстания было резкое изменение земельных отношений» для узбеков, кыргызов и туркмен Туркестана (их было (согласно автору) «94 % всего населения», остальные «6 % были переселенцы»). В целом, приведенные факты, и их доказательства прозвучали бы весомее, если бы автор указал на используемые им источники.
  • Исследователь А.Ю. Бахтурина обстоятельно изучает вопрос «единства административной и военной власти…в одних руках», и масштабной «ведомственной разобщенности» по всему Туркестану накануне и во время восстания. Это подводит к выводу о том, что на такая «разобщенная» практика повлияла на определения границ сегодняшних национальных республик.
  • В статье Н.У. Гафарова представлен анализ противоборствующих течений: колониальный и субалтерный. Каждый из них, и это показано в работе формирует зону действия другого.
  • Работу следующего автора Б.И. Борубашева можно представить как одну из наиболее аргументированных и взвешенных. В ней автор приводит отличия политических целей и методов колониальных властей, и представителей местной буржуазии с одной стороны, и субалтерных групп с другой. Четко ставится вопрос о различии национализма элиты и национализма субалтерных групп. Тем самым, следующей ступенью возможна инициация со стороны автора дискурса по представления сознания субалтерных групп, которое формировалось в ходе борьбы, несмотря на ежедневную эксплуатацию, лишения, и которая позволяла сохранить коллективную (общинно-племенную) идентичность.
  • Вопрос который был поставлен в статье С.Н.Абашина: «были ли сельский староста-аксакал, депутаты-пятидесятники-элликбаши и волостные управители-мингбаши колониальными чиновниками?” актуален и поныне. Исследователь опираясь на архивные данные иллюстрирует субалтерность зависимых групп. Автор сумел представить, как в ходе восстания меняется менталитет участников, они становятся более независимыми, и что колониальная власть и туземные чиновники начинают догадываться, что недавно молчаливо подчиненные также имеют свою логику, которую сложно назвать «вторичной».
  • Махмудов О.А. исследуя вопрос исламского фактора среди краевого чиновничества всех уровней, представляет ряд новых документов. Через призму документов чиновников Ислам представляется как идеология, которая отразила нужды и стремления восставших, их образ жизни. Соответственно мусульманское «духовенство» не занимались самообманом, ее представители скорее пытались спроектировать (несмотря на всю сложность ситуации) системную реальную политическую активность, которая могла бы подвести впоследствии к идее создания политических партий.
  • Васильев А.Д., Баринов И.И., Малабаев С.К. представили менее изученный аспект в истории восстания: влияние/роль внешних сил. Особенно ярко, и одновременно детально это удалось сделать С.К. Малабаеву.
  • Исторические доказательства казахской интеллигенции в Казахстане ХХ в. приведенные Ж.У.Кадыралиной и Д.А. Аманжоловой свидетельствуют о том, что либерально демократический характер интеллигенции в этот период является достаточно противоречивым и неоднозначным. Указанная специфика является вероятно сложным вопросом и требует более расширенной историко-документальной основы.
  • Наземцева Е.Н. исследует вопрос касательно военно-политической ситуации в Восточном Туркестане, привлекая большое число документов в представленном анализе.

 

В итоге тема «Восстания 1916г.» обнаруживает уникальную связь с современностью: и если наши архаичные верования шатаются и исчезают, в то время как старые устои общества отступают один за другим, власть восставшей толпы, это все еще единственная сила, которая не поддается угрозам, и чей престиж может расти день ото дня. Поэтому и нашу эпоху, можно представить как эпоха очередного перехода, на этот раз от холодной войны к неопределенным социальным волнениям. Остается надежда, что сегодняшние правители Центральной Азии окажутся мудрее, и будут в состоянии уловить момент ослабления существующего в обществе напряжения.

Добавить комментарий