Размышления о мультикультурализме

Др.филос.н. Наргис Нурулла-Ходжаева старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН

На полях международного семинара «Культурные мосты и влияние со стороны империй» (10 июня, 2016г.; Faculty of Social Sciences and Communication, University of the Basque Country, Bilbao).

Поучительность данного семинара прежде всего в том, что на нем были представлены два региона, которые редко выдвигаются в  дихотомной комбинации. Речь идет о Центральной Азии и Латинской Америкe. Организаторам удалось спроектировать обсуждения сразу в нескольких параллельных компаративистских плоскостях, которые лишь с недавних пор начинают циркулировать в академической среде. Например, анализ двух имперских колониальных систем: испанская, и российская; а также инкорпорирование в сегодняшний дискурс по обоим регионам новых понятий по постколониализму/колониальности.

Первый доклад: «Деколониальность знаний и межкультурный «дахлез» в ЦА», был подготовлен автором данного обзора. Презентация строилась на основе как анализа сегодняшней академической литературы по региону (и вне), так и интерпретации известных исторических фактов/событий, которые требуют часто иного отличающегося от раннее высказанного освещения. Автор настаивает, что специфика традиционной культуры Мавераннахра в том, что она жила/выживала на основе плюрального общинного синтеза, и своей особой географической и культурной «центральности». То есть в контексте такой традиции не правильно настаивать на «болезнях», которые идут от «темной стороны Просвещения» (перефразируя Mignolo 2000). Поэтому Дж. Руми говорил так:

  • Эй басо ҳиндую турки ҳамзабон,/Эй басо ду турк чун бегонагон./ Пас забони маҳрамӣ худ дигар аст,/ Ҳамдилӣ аз ҳамзабонӣ беҳтар аст.
  • О как много хиндустанцев и тюрков одноязычных! / О как много двух тюрков словно чужих! / Стало быть, язык родства как таковой иной: / односердечие одноязычия лучше.

На такой логике культура Мавераннахра воспринималась до недавнего времени; т.е. не на унитарной, а междисциплинарной основе (отсюда широкое распространение признания других, развитие билингвизма). И если, все же вернуться к такого рода традиции, мы вероятно сможем сообща уйти от соблазна занять место недавних хозяев (не пытаясь соответственно  делать реплику с гегелевской диалектики: мастер-раб).

Другим докладчиком был исследователь из Латинской Америки, Педро Гарзон Лопез (Мексика). Его доклад был озаглавлен: «Колониальность и местный закон: между логикой доминирования и риторической эмансипацией». Он презентовал на испанском языке, однако меня обеспечили кратким переводом основных моментов. В целом (как часто бывает) специалисты из Латинской Америке имеют большой опыт по теме колониальности. Особенно убедительно (в большинстве своем) им удается анализировать современные тенденции внедрения колониальности по современным государствам  региона. Педро представил (и это особенно меня заинтересовало) тему «легальной колониальности»; он говорил о данном феномене как об  эпистемологическим аспекте, который скрывается от нас современной наукой, а также западными законами. Т.е. местный закон не учитывается, и соответственно он вне зоны юриспруденции. Естественно, такой подход неоднозначен, и тем не менее, он отчасти приемлем. Это явная и невероятно интересная перспектива анализа местных, имеется в виду традиционных законов не только в Латинской Америке. Через такую призму поучительно будет исследовать сегодняшний статус местных законов, тех же местных общинных единиц ЦА (например городские общины Самарканда). И далее, представить «бибихалифа» (т.е. главного организатора общинных женских посиделок), как «местного юриста». Интересная тема для размышлений.

Далее, третьим заключительным докладчиком была аспирантка Баскского Университета Анна Новикова: «Политическая психология и полифонический мир: индивидуум versus коллектив в период «Столкновения цивилизаций»». Доклад был также поучителен, так как ярко продемонстрировал умение европейской науки аккумулировать наиболее докторальные понятия в плане развернутого иллюстративного представления отношений индивидуума и коллектива.

После трех докладов, была сессия вопросов и ответов. Их было много, так как доклады вызвали живой интерес у всех присутствующих. Однако один из вопросов, требовал особого внимания всех трех докладчиков. Речь шла о том, насколько правильно продолжать говорить об ответственности Европы в сегодняшней ситуации, в особенности в контексте сегодняшней кристаллизации колониальности как по ЦА, так и по другим регионам мира. Мой ответ прозвучал прогнозируемо, т.е. так как именно Европа выдвинула разделение на нации, то соответственно европоцентристский уклон с разделением народов на «воображаемые сообщества» здесь налицо. Однако некоторое время спустя, в особенности после разговоров по истории/культуре басков, после посещения музея Гугенхема (крупнейшая коллекция современного искусства в великолепном здании (оно само признается шедевром)) у меня составился иной ответ на данный вопрос; с которым я поделилась с испанскими коллегами. Я предложила учиться перестать искать «виновных» как с их стороны, так и с нашей (перестать делить наши/их). Скорее необходимо анализировать, как Европа работает с «другими», определяя место каждого в собственной культуре. Такая схема естественно парадоксальна, так как именно Европа смогла сначала выдвинуть первые колониальные схемы (с первым в 1571г. португальскими колониями), ограничив тем самым мультикультурализм который был на Востоке. Однако куда актуальнее, в период постмодернизма, исследовать как на этих землях развивается мультикультурализм, вставленный в рамки политики. Это, то что полезно признать, и использовать в собственных политических схемам, для других регионов. Естественно, это на уровне весьма туманной идеи, но все же достаточно интересной для последующей работы.

Добавить комментарий