Киргизско-турецкие отношения в 1992-2010 гг.: саммиты и двусторонние контакты

Статья посвящена рассмотрению киргизско-турецких отношений сквозь призму тюркских саммитов. Показывается динамика двусторонних отношений, основой которым служит международная платформа в лице стран-участников саммитов. Развитие многостороннего сотрудничества в рамках тюркоязычных государств выводит реализацию общепринятых решений на двусторонний уровень, который в дальнейшем проходит согласование, в нашем случае, на уровне киргизско-турецких отношений. Таким образом, показана реализация принятых на саммитах решений, с учетом международной обстановки, а также обстановки в конкретно взятой стране-участнице саммитов.

За указанный период Кыргызстан и Турция 10 раз встречались во время тюркских саммитов, а также, помимо этого, провели большое количество двусторонних встреч.

Инициатором проведения саммитов выступил Сулейман Демирель во время своих визитов по Средней Азии и Азербайджану в качестве премьер-министра в мае 1992 г. Первый саммит прошел в столице Турции  Анкаре 30–31 октября 1992 г. Встреча проходила на высшем уровне. В ней приняли участие президенты Турции, Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Туркменистана, а также и премьер-министр Турции Сулейман Демирель. Встреча закончилась подписанием Анкарской декларации. Стороны намеревались укреплять дальнейшие отношения и выстраивать сотрудничество исходя из принципов независимости, суверенитета, уважения территориальной целостности, а также невмешательства во внутренние дела друг друга. На данном саммите Турция и Азербайджан пытались переманить тюркские страны Центральной Азии на свою сторону в вопросе с Нагорным Карабахом, но потерпели неудачу. По данному поводу А. Гасанов в своем труде “Современные международные отношения и  внешняя политика Азербайджана” пишет следующее: “В результате занимаемой тогдашним руководством Азербайджана ошибочной позиции возникла определенная напряженность в отношениях нашей страны с республиками Центральной Азии”[1]. Таким образом, уже на первом саммите стали вырисовываться разхождения во мнениях среди лидеров тюркоязычных стран.

Еще одним фактом является визит первого президента Кыргызстана А. Акаева в 1993 г. в Армению, где он возложил венки к мемориалу жертв геноцида армян в Турции. Данный факт  не сказался на киргизско-турецких отношениях. Видимо, визит А.Акаева в Армению проходил в рамках установления дипломатических отношений, и возложение венков не имело какого-то значения. Турецкая и азербайджанская стороны отнеслись к этому спокойно. Однако, существовали и другие шероховатости в отношениях тюркоязычных государств. К их числу стоит причислить и обвинение в адрес Кыргызстана со стороны Вице-президента Международной Нефтяной Восточной Академии (Азербайджан) – Султанова Чапай Али оглы в его книге “Нашествие…”, в которой он утверждает, что Кыргызстан поставил Армении более трех миллионов автоматных патронов калибра 5.45 мм., и таким образом оказал поддержку Армении в Нагорно-Карабахском конфликте[2]. Эта информация не нашла никакого подтверждения на официальном уровне.

Продолжается дальнейшее развитие двусторонних отношений, следующим шагом которых было подписание протокола о сотрудничестве между Великим Национальным Собранием Турции и парламентом Кыргызстана (далее КР) 16 августа 1993 г. в г.Анкара. По данному протоколу стороны  согласились сотрудничать в сфере работы двух парламентов и обмениваться опытом, также были предусмотрены взаимные консультации по наиболее важным международным проблемам, затрагивающим интересы двух государств. Также протокол реализует постоянный обмен парламентскими делегациями. Был сделан первый шаг со стороны Турции в деле продвижения парламентаризма в тюркоязычных государствах.

Неприятные моменты в киргизско-турецких (и киргизско-азербайджанских) отношениях были сглажены. Этому способствовали киргизские инициативы по решению Нагорно-Карабахского конфликта. 5 мая 1994 г. в Бишкеке по инициативе М.Шеримкулова, тогдашнего председателя парламента КР и руководителя миротворческой группы Межпарламентской ассамблеи СНГ по Нагорно-Карабахской проблеме, был подписан так называемый “Бишкекский протокол”, целью которого было начать процесс урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта. Результатом данной встречи стало фактическое прекращение огня между воюющими сторонами конфликта ( 12 мая 1994 г.).

Следующий саммит тюркских государств прошел в Стамбуле 18-19 октября 1994 г. На встрече присутствовали главы всех шести тюркоязычных государств. В Стамбуле главы государств обсуждали конфликт между Арменией и Азербайджаном. В случае войны республики договорились проявлять солидарность и вырабатывать единую позицию[3]. Помимо этого было решено проводить совместные совещания по культуре, науке, и другим сферам сотрудничества. На данном саммите главы государств подробно остановились на сотрудничестве в энергетической области. Кыргызстан, в отличие от других тюркоязычных стран, не обладает ни нефтью, ни газом, поэтому в данном вопросе между КР и Турцией не могло возникнуть взаимного интереса к данному виду сотрудничества. Однако 15 марта 1995 г. в Исламабаде КР по приглашению Турции вошла в Организацию Экономического Сотрудничества (ОЭС), сооснователем которого является Турция. Таким образом, благодаря Турции ареал торгово-экономического сотрудничества КР существенно расширился, хотя у Киргизской Республики по-прежнему сохраняется отрицательный торговый баланс как с Турцией, так и с государствами ОЭС.

В августе 1995 г. состоялся саммит в Бишкеке. Состав участников не претерпел изменений. В ходе саммита не раз говорилось о необходимости сохранить великое культурное историческое наследие тюркских народов. Все стороны выразили готовность сотрудничать и развивать отношения. В этом же году состоялось празднование киргизского эпоса «Манас». Помимо этого, было принято решение о создании совместных вузов. Итогом этой встречи для киргизско-турецких отношений стало учреждение в 1997 г. Киргизско-Турецкого университета “Манас”, который был учрежден соглашением от 30.09.1995 г. правительствами ТР и КР в Измире.

Годом ранее в КР открылся международный турецкий коммерческий университет им. Ата-Тюрка. Также в 1996 году был открыт центр изучения турецкого языка в Бишкеке.

Следует сказать, что независимо от видов (государственных и коммерческих) образовательных учреждений Турции, работающих в Кыргызстане, турецкой интеллигенцией идет навязывание киргизским учащимся турецкого видения на международную и мировую политику, пересматривается роль России для Кыргызстана, в которой, по большому счету, как считают турки, в наименьшей мере соблюдались киргизские интересы. Турция, осуществляя свою образовательную политику в Кыргызстане, стремится если не выдавить, то по крайней мере, уменьшить влияние русского языка, и заменить его киргизским везде, где это возможно. И многочисленные государственные и частные образовательные учреждения Турции в этом весьма последовательны. Турция пытается взрастить в Кыргызстане поколение протурецки настроенных интеллигентов.

Так, бывший Чрезвычайный и Полномочный посол Кыргызстана в Турции М. Абылов в интервью корреспонденту «Фергана.Ру» сказал: «…турки, к сожалению, искажают историю тюркского мира, продвигая идею «одна нация – разные государства». Они называют всех нас, то есть киргизов, казахов, узбеков, туркмен и азербайджанцев «с приставкой» – «турклерами», — считая, что все тюрки (в Турции говорят – «турки») являются представителями одного народа. Для нас же очевидно, что тюрки – это объединенное название тюркоговорящих народов, а турки являются лишь одним из этих народов …Вместе с тем трудно «проглатывать» их представление об истории, которое словно требует от нас затушевать индивидуальность происхождения нашего собственного народа. Мы – киргизы, и хотим ими оставаться»[4].

Следующий саммит прошел в Ташкенте осенью 1996 г. Главы государств в Ташкенте уделили много внимания вопросам борьбы с терроризмом и оборотом наркотических средств. Активизация террористических организаций в центральноазиатском регионе представляет большую угрозу для государств региона в связи с близостью Афганистана, нерешенным уйгурским вопросом в Китае и т.д. Было решено создать Секретариат встреч глав тюркоязычных государств (СВГТГ), который бы выполнял обязанности по подготовке материалов встреч глав тюркоязычных государств и руководителей внешнеполитических ведомств; проведению семинаров, конференций, симпозиумов и многого другого.

24 октября 1997 г. в Анкаре между КР и Турцией был подписан Договор о Вечной Дружбе. Договор предусматривает  сотрудничество между двумя государствами в сфере образования, науки, культуры, торгово-экономической сфере и многое другое, одним словом, закрепляет все достигнутые к этому дню договоренности.

Следующий саммит прошел в 1998 г. в столице Казахстана. На саммите приняли участие  главы всех 6 тюркоязычных государств. Во время Астанинского саммита был учрежден  постоянный секретариат.

Примечательно то, что 9 июня состоялось подписание Астанинской декларации, а на следующий день состоялось открытие Астаны (прежнее название Акмола) как новой столицы Казахстана.

На саммите  говорилось о поддержке скорейшей интеграции трех тюркоязычных государств Центральной Азии: Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана, поскольку Турция прекрасно понимает, что любые экономические проекты, связанные с республиками Центральной Азии, не будут эффективны при наличии разногласий между последними, поэтому она желала укрепить сотрудничество между тремя республиками.

Говоря же о проекте ТРАСЕКА, соглашение о создании которого было подписано в 1998 г. в Баку, стоит сказать о том, что маршрут ТРАСЕКА, предусматривающий создание логистических коридоров, проходит  через все тюркоязычные государства, и таким образом, он в определенной мере отвечает интересам Турции, которая всегда хотела наладить тесную экономическую связь между всеми тюркоязычными государствами и еще более укрепить свое положение в тюркоязычных странах. Вот уже на протяжении нескольких десятилетий Турция пытается стать частью Европейского Союза. И, возможно, что Турция, предлагая подобные проекты, лишь пытается еще больше связать себя не только с «тюрками», но и усилить свою роль в Европе. Ведь, как нам известно, и как часто замечают и открыто подчеркивают первые лица турецкого государства, целью турецкой политики всегда оставалась интеграция с Европой. А.Гюль в 2010 г. в  интервью Евроньюс от 3 декабря сказал: «ЕС является частью наших государственных приоритетов, которые стоят над интересами политических партий, то есть разделяются всеми силами в обществе»[5]. В подтверждение приведем информацию с сайта МИД Турции, где о  европейском векторе политики сказано следующее: «…Турция полна решимости стать полноправным членом Европейского Союза учитывая ее двухсотлетние усердия по достижению высочайшего уровня современной цивилизации»[6]. Это понимают и страны Центральной  Азии, которые всячески поддерживают Турцию в данном направлении, и в первую очередь, это касается Азербайджана, который имеет общую границу с Турцией. Кыргызстану же от вхождения Турции в ЕС для себя ожидать особо нечего. Географическая отдаленность Кыргызстана и связанные с этим логистические издержки при перевозке киргизских товаров, а также сами потенциальные товары для экспорта, в основном представленные в виде сырья – не смогут создать должного экономического эффекта на киргизскую экономику.

В целом, проект ТРАСЕКА может быть рентабельным лишь тогда, когда все вопросы, связанные с  территориальными, в том числе и пограничными спорами, проблемами распределения водных ресурсов и возникающими на их почве этническими конфликтами будут решены. Этого же пока не предвидится в обозримом будущем. Угроза существующим режимам со стороны религиозных экстремистских организаций, особенно слабейшему из них – режиму в Кыргызстане, который находится, примерно, в схожей с Таджикистаном экономической ситуации, однако, в отличие от Таджикистана, не имеет опыта борьбы с экстремистами, (а существующий опыт не значителен), является весьма серьезной. Все это ставит под сомнение все возможные в данном регионе проекты.

Также в этом же году был подписан протокол между КР и Турцией “о финансовой поддержке по содержанию офицеров связи в группе по координации программы “Партнерство ради мира”(от 24 сентября). Данная программа включала  Кыргызстан в НАТОвскую программу — “Партнерство ради мира”, которая предполагала обучение киргизских офицеров связи в Бельгии на средства, выделенные Турцией. Подобного рода попытки должны были в какой-то мере показать представителям киргизской армии западное видение на военное дело и дать представление киргизским военнослужащим о вооружении сил НАТО. Такая политика Турции соответствовала общеевропейской и американской политике, но не российской. Турция не раз предоставляла Киргизии военно-материальную помощь натовского абразца (2005, 2007, 2008 и последующих годах).

Далее состоялся  саммит в столице Азербайджана — Баку, который прошел 8 апреля 2000 г. На встрече присутствовали главы Турции, Азербайджана, Казахстана и Кыргызстана. Туркмению представлял председатель Меджлиса – С. Мурадов. Узбекистан и Туркмения ограничились представителями более низкого уровня. Присутствующие подчеркнули важность разработки и добычи богатых природных ресурсов стран-членов саммита, и в особенности природного газа и нефти, а также использования гидроэнергетических ресурсов. Говоря о гидро-энергетических ресурсах, следует заметить, что Турция, дабы не вкладывать значительных финансовых ресурсов в энергетику политически нестабильного Кыргызстана (учитывая плачевный опыт Турции во время политического кризиса в Кыргызстане (в 2005 и 2010 гг.) когда турецкий бизнес сильно пострадал от мародерства), Турция вполне трезво оценивая ситуацию, видимо, решила вкладываться в дешевые «мини энергетические проекты», связанные со строительством малых ГЭС. Так, в мае 2009 г. во время своего первого официального визита в Кыргызстан, президент Турции А.Гюль заявил: «Турция готова участвовать в проекте создания малых ГЭС, а также содействовать экспорту киргизских товаров через территорию Турции»[7].

Такой политико-экономический расчет Турции весьма оправдан: во-первых, Турция страхует себя от ненужных и неоправданных, ни чем и ни кем не гарантированных финансовых затрат, к тому же, в отличие от малых ГЭС, строительство больших ГЭС занимает очень большой временной отрезок; во-вторых, Турции удобно все это представить как политическую уступку Москве, и таким образом попытаться увеличить ее доверие к себе. По поводу увеличения доверия  России к Турции, в программе партии Справедливости и Развития прямо сказано: «В Средней Азии и на Кавказе Турция будет проводить политику с Россией, основанную не на соперничестве, а на дружеских отношениях»[8]. Эти слова свидетельствуют о хорошем уровне двусторонних турецко-российских отношений и высоком уровне партнерства.

Стамбульская встреча 26–27 апреля 2001 г. состояла из 4-х участников-президентов: Г. Алиева, Н. Назарбаева, А. Акаева, А. Сезера. Встречу посетил Президент Туркмении С. Ниязов. Узбекистан снова представлял Председатель Парламента Э. Халилов. Саммит прошел как обычно. Большое значение уделили мерам по улучшению экологии Аральского моря. Вновь обсуждали Нагорно-Карабахский конфликт.

На 7-м саммите главы государств придали особое значение дальнейшему углублению сотрудничества, между парламентами, центральными и местными органами власти и управления, самоуправления и неправительственными организациями. Таким образом, Турция придавала и придает большое значение распространению идеи парламентаризма во всех тюркоязычных странах. Парламентаризм был закреплен в Кыргызстане конституционно в ходе политического кризиса, приведшего к смене политического руководства в 2010 г. Нельзя сказать, что данное обстоятельство вызвало восторг у руководителей стран Центральной Азии и России. Однако тогда Турция активно пропагандировала в Киргизии парламентскую форму правления, подобную турецкой, что отвечало интересам не только Турции, но и Запада (в том числе и США). Турция оказывала в этом деле посильную помощь Киргизии, поддерживая последнюю как финансово, так и собственным опытом парламентаризма. «Новый парламент обеспечит мир, стабильность и процветание»[9], — заявил 2 февраля 2011 г.(на следующий год после провозглашения Кыргызстана парламентской республикой)  в Жогорку Кенеше (парламент) Кыргызстана премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган .

На 2001 г.  приходится и размещение авиабазы НАТО в Кыргызстане. Турция же, как член НАТО, с этого периода начинает активно помогать Кыргызстану в материально-техническом обеспечении киргизского министерства обороны.

Во время работы Стамбульского саммита 2001 г. «по инициативе турецкой и азербайджанской сторон в первоначальный текст Стамбульской декларации был внесен пункт  «об оккупированных территориях Азербайджана». Однако, лидеры тюркских стран еще раз подтвердили свою приверженность разрешению конфликта на основе соответствующих резолюций ООН и ОБСЕ и первоначальный вариант формулировок в декларации был изменен, и скорее всего, это произошло под давлением представителей Центральноазиатских республик»[10].

С началом нового тысячелетия в работе саммитов начался и кризисный период. Этот кризисный период был во многом связан с процессами, происходящими в Турции.

К основным факторам, препятствующим укреплению турецкого экономического и политического влияния на страны региона, необходимо выделить внутренние проблемы самой Турции: экономические трудности (Турция пережила три серьезных экономических кризиса — в 1994, 1999 и в 2001 гг., которые привели к падению ВВП на 6.1; 6.1; 9.6%  соответственно, и имели  самые негативные не только экономические  последствия…)[11] и политические факторы, связанные с активизацией исламистов в Турецкой Республике, что также не повысило привлекательность последней в глазах центральноазиатских лидеров[12].

Работа саммитов возобновилась лишь в 2006 г.

17 октября 2006 г. в Анталье состоялся очередной саммит. На встрече принимали участие 4 президента, за исключением президентов Туркмении и Узбекистана. Узбекистан не был представлен вообще, а Туркменистан отправил своего посла в Турции на данный саммит. Была подписана Анталийская декларация. В документе особо отмечена значимость  совместной борьбы против терроризма, сепаратизма, контрабанды оружия, наркотрафика и других угроз.

Следует сказать, что с 2006 г. в межтюркском диалоге начался новый этап, который был связан с расширением сотрудничества. Была образована совместная Межпарламентская Ассамблея, Тюркский совет, а также выделилась группа наиболее заинтересованных в сотрудничестве государств. Среди них: Азербайджан, Казахстан, Турция и Киргизия. Именно эти республики стали регулярными участниками саммитов.

Инициативы по общетюркской интеграции были выдвинуты Президентом Казахстана Н.А.Назарбаевым. Глава Казахстана на саммите Глав тюркоязычных государств в Анталье в 2006 г. выступил с инициативами по созданию нескольких общетюркских структур, в частности Постоянного органа Глав тюркоязычных государств, Парламентской Ассамблеи тюркоязычных государств и Совета Старейшин.

На данном саммите было принято решение — проводить встречи на языках государств — участниц, хотя Турция предлагала турецкий язык в качестве рабочего языка саммитов. Это означает, что республиканские лидеры стремились сдерживать турецкие попытки усилить свое влияние в рамках межтюркских саммитов[13].

2-3 октября 2009 г. в г. Нахичевань (Азербайджан) прошел девятый саммит тюркоязычных государств, на котором принимали участие президенты Турции, Азербайджана, Казахстана и Кыргызстана.

На саммите президент Казахстана предложил учредить постоянно действующий орган глав государств тюркоязычных стран. Итогом реализации инициатив Н.А.Назарбаева стало подписание Азербайджаном, Казахстаном, Кыргызстаном и Турцией 3 октября 2009 г. в азербайджанском городе Нахчыван Соглашения о создании Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ)[14].

Речь также шла о развитии торгово-экономических отношений. Была подтверждена возрастающая роль энергоресурсов  каспийского региона в обеспечении энергобезопасности Европы и отмечена важность увеличения пропускной способности трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, придано особое значение связи между портом Актау и нефтепроводом Баку-Тбилиси-Джейхан.

Было обращено внимание на необходимость сохранения суверенитета и территориальной целостности Ирака и гарантий прав и свобод общины тюркского происхождения, которая является неотъемлемой частью всего иракского общества. С удовлетворением отмечен прогресс, достигнутый Турцией в процессе ее вступления в Европейский Союз.

Выражая свою надежду на разрешение кипрской проблемы, все участник поддержали продолжение между двумя сторонами в Кипре всесторонних переговоров по урегулированию кипрского вопроса, а также призывы Генерального Секретаря ООН и резолюции  ОИК касательно безотлагательного устранения изоляции турецких киприотов.

Стороны высказались в принятой на встрече декларации о скорейшем решении Нагорно-Карабахской проблемы согласно резолюции принятой ООН «Ситуация в оккупированных территориях Азербайджана». Данная резолюция предписывала возвращение оккупированной территории Азербайджану.

Последний — десятый саммит прошел в Станбуле 15-16 сентября 2010 г. На данном саммите присутствовали 5 глав тюркоязычных государств, в том числе глава Туркмении Г. Бердымухамедов. Отсутствовал представитель Узбекистана.

На данном саммите стороны выразили удовлетворение проведенным в Кыргызстане референдумом от 27 мая 2010 г., а также подчеркивая значение проводимых парламентских выборов намеченных на 10 октября 2010 г., нацеленных на достижение мира и стабильности в регионе, участники саммита выразили готовность оказывать поддержку Кыргызстану. Было решено провести международную донорскую конференцию в Казахстане для оказания помощи Кыргызстану. Участвующие обязались поддерживать Киргизию и впредь, на протяжении переходного периода в Киргизии.

Турция всегда нейтрально оценивала ситуацию в Кыргызстане, осторожно наблюдая за произошедшими в республике политическими кризисами 2005 и 2010 гг. Она не поддерживала ни одну из сторон политического, а также межэтнического конфликта (киргизско-узбекского), разгоревшегося в июне 2010 г., всегда призывая к соблюдению закона и призывая к миру и скорейшему разрешению кризиса. Данное обстоятельство всегда являлось гарантом стабильности двусторонних отношений.

Подводя итог сказанному, необходимо выделить несколько основных моментов киргизско-турецкого сотрудничества: 1) Турция играет роль донора, оказывающего большую финансовую, гуманитарную и иную помощь Кыргызстану; 2) Турция пытается закрепиться в Киргизской Республике, проводя политику, нацеленную на улучшение имиджа Турции в республике и формирование протурецкого лобби через созданные в стране киргизско-турецкие учебные заведения; 3) В рамках своей центральноазиатской политики Турецкая республика вносит свою лепту в дело борьбы с международным терроризмом, через оказание материальной помощи Министерству Обороны Кыргызстана; 4) Киргизско-турецкие отношения развиваются с учетом интересов России и других государств региона.

 

[1]Гасанов А. Современные международные отношения и внешняя политика Азербайджана. Баку. 2007. С. 791.

[2]Султанов Ч.А. Нашествие… Книга 1. Баку, 2004 // Персональный сайт Султанова Ч.А. URL:http://sultanov.azeriland.com/nashestvie/nashestvie_1/page_29.html (дата обращения: 3.06.2014).

[3]Парубочая Е.Ф. Саммиты тюркских государств(1992-2001 гг.): реальная платформа для сближения? // Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 4. Ист. 2011. №1 (19). С. 115.

[4]Яновская М. Бывший посол Кыргызстана в Турции Мамбетжунус Абылов: «Не нужно считать киргизов турклерами». [Бишкек, 17.11.2009]. // Сайт информационного портала «Сабскрайб». URL: http://subscribe.ru/archive/news.world.turkestan/200911/17210106.html (дата обращения: 12.08.2013).

[5]Абдулла Гюль: ЕС – по-прежнему приоритет Турции // Сайт новостного канала «Евроньюс». [Анкара, 03.12.2010]. URL: http://ru.euronews.net/2010/12/03/israel-s-friendship-with-turkey-is-over-gul/ (дата обращения: 3.04.2013).

[6]Sinopsis of the Turkish foreign policy // Сайт Министерства иностранных дел Турецкой Республики. URL: http://www.mfa.gov.tr/synopsis-of-the-turkish-foreign-policy.en.mfa (дата обращения: 5.01.2014).

[7]Теплый ветер с Босфора // Сайт газеты «Вечерний Бишкек». URL: http://members.vb.kg/2009/05/28/march/1.html (дата обращения: 12.08.2013).

[8]Раздел «Внешняя политика» программы партии Справедливости и развития // Сайт партии Справедливости и Развития. URL: http://www.akparti.org.tr/site/akparti/parti-programi#bolum_ (дата обращения: 23.03.2014).

[9]Реджеп Эрдоган: Новый парламент Кыргызстана обеспечит мир, стабильность и процветание // Новостной сайт «Мета.кз». URL: http://www.meta.kz/638692-redzhep-erdogan-novyy-parlament-kyrgyzstana-obespechit-mir-stabilnost-i-procvetanie.html (дата обращения: 9.02.2014).

[10]Демоян. Г. Тюркские саммиты: цели, задачи, приоритеты и позиция в карабахском вопросе. С. 22. // Сайт фонда Нораванк. URL: http://www.noravank.am/rus/jurnals/detail.php?ELEMENT_ID=4562 (дата обращения: 10.09.2014).

[11]Уразова Е.И. Опыт мусульманской Турции в создании экономики по западной модели. М. 2005. С. 152.

[12]Мукимджанова Р.М. Государства Центральной Азии и их южные соседи // Восток. 1996. №5. С. 56.

[13]Парубочая Е.Ф. Саммиты тюркских государств(2006-2010 гг.): реальная платформа для сближения стран // Вестник Волгоградского Государственного Университета. Серия 4. История. 2011. №2(20). С. 99.

[14]Совет Сотрудничества тюркоязычных государств // Сайт Министерства Иностранных Дел Казахстана. URL:

http://mfa.gov.kz/ru/#!/foreign-policy/kazahstan_i_mejdunarodnyie_organizatsii/sstg/ (дата обращения: 5.08.2014).

 

Ключевые слова: Турция, Кыргызстан, саммит, двусторонние отношения.

The Kyrgyz-Turkish relations between 1991 – 2010 yy.: summits and bilateral contacts.

Abstract: The article devoted to consideration of the Kyrgyz-Turkish relations through the view of Turkic summits. The development of bilateral relations is demonstrated founded on international platform of participated countries. The development of multilateral collaboration within the Turkic-speaking states puts the realization of commonly made decisions on bilateral level, which further is concluded ( in our case) on the level of the Kyrgyz-Turkish relations. So demonstrated the realization of decisions made in summits, including the situation in international arena, and situation in concrete searched country, which is participant of Turkic Summits.

Key words: Turkey, Kyrgyzstan, summit, bilateral relations.

 

Автор — Каныбек Кудаяров, аспирант Института Постсоветских и Межрегиональных Исследований Российского Государственного Гуманитарного Университета

Добавить комментарий