Киргизия распробовала независимость от России

В начале апреля в Бишкеке побывал заместитель государственного секретаря США по Центральной Азии Роберт Блейк. Ранее, в середине марта, с внезапным визитом в киргизскую столицу прибыл министр обороны США Леон Пенетта. Высокая активность американской дипломатии обусловлена, в первую очередь, стремлением сохранить Центр транзитных перевозок (вывшая авиабаза НАТО в аэропорту «Манас») после 2014 года, когда заканчивается срок действия существующего договора. Но у официального Вашингтона, судя по всему, есть и другие, не менее долгосрочные планы в отношении единственной парламентской республики Центральной Азии. Условно их можно обозначить как выведение страны из серьезной зависимости от России. Но каких-либо серьезных экономических интересов у США в маленькой горной республике нет, а платить деньги американских налогоплательщиков, чтобы полноценно заменить Россию, у Вашингтона нет возможности, поэтому он пошел другим путем. Теперь взаимовыгодные контакты с Бишкеком развивают американские союзники.

В начале марта представительная делегация Киргизии по приглашению эмира Катара Хамада аль-Тани посетила Доху, где был оказан теплый прием и было обещано поддержать любые экономические инициативы Киргизии. Например, была достигнута договоренность о создании инвестиционного фонда размером 100 млн. долларов для реализации различных проектов в республике. Также обсуждался вопрос облегчения визового режима, чтобы трудовые мигранты из Киргизии могли работать в Катаре. Один из высокопоставленных членов делегации заметил, что киргизское руководство так до конца и не поняло мотивы катарцев, но готово добросовестно выполнять взятые обязательства.

Традиционно важным экономическим партнером является Турция, связи с которой в последнее время активизировались, проводятся инвестиционные форумы, Анкара списала часть долга республики.
Главным ориентиром в проведении реформ госуправления для Бишкека в последнее время стал Тбилиси. Не проходит месяца, чтобы в Грузию не съездила правительственная или ведомственная делегация для изучения опыта реформ.

Новым экономическим партнером для Киргизии может стать Азербайджан, который в конце марта посетил Алмазбек Атамбаев. Главной темой повестки дня стала перспектива строительства Государственной нефтяной компанией Азербайджана в Киргизии НПЗ мощностью 2-2.5 млн. тонн в год. Предполагается, что сырую нефть на завод будет поставлять Казахстан, а в линейке продуктов будет авиатопливо. Реализация проекта может серьезно подорвать позиции России в республике и регионе в целом, так как Киргизия и Таджикистан очень зависят от льготных поставок ГСМ из России, кроме того, именно российский «Газпром» поставляет авиакеросин для Центра транзитных перевозок, чем не очень довольны американские военные.

На этом фоне резкие заявления президента А.Атамбаева в отношении России ( в интервью газете «Коммерасант», радио «Эхо Москвы» и ряду киргизских СМИ в конце февраля — начале марта), выглядят не просто спонтанными высказываниями известного своей эмоциональностью киргизского президента, а целенаправленным ужесточением риторики в отношении стратегического партнера. Примечательной особенностью действий команды главы Киргизии является то, что на внутриполитической арене она старается любые действия президента в отношениях с Россией трактовать и интерпретировать как безусловный шаг к их улучшению. При этом, резкие заявления он предпочитает делать только для киргизоязычной прессы. Таким образом, Алмазбек Атамбаев пытается не повторять ошибок своих предшественников, особенно экс-президента Курманбека Бакиева, свергнутого в апреле 2010 года, который, несмотря на финансовую поддержку России, в конце своего правления перешел на антироссийскую политику. Он был свергнут после того, как российские телеканалы начали открытую критику. В киргизском обществе, несмотря ни на что, симпатии к России очень сильны и ни одному президенту не простят ухудшения отношений с ней. Именно поэтому заявлениями Атамбаева сразу же воспользовались его оппоненты. И лидер партии «Ата-Журт» Камычбек Ташиев и глава «Бутун Кыргызстан» Адахан Мадумаров обвинили президента в стремлении испортить отношения со стратегическим партнером.

А что же Россия?

Официальная Москва однозначно сделала выводы из уроков предыдущих лет, когда киргизские политики до получения финансовой помощи обязались, например, вывести американскую базу или передать пакет акций завода по производству торпед «Дастан». После получения денег они благополучно забывали о своих обещаниях.

Теперь любая экономическая помощь, любой крупный проект проходит многократное обсуждение, а требования со стороны России максимально ужесточаются. Уже больше года заморожено выделение кредита Бишкеку в 106 млн. долларов из антикризисного фонта ЕврАзЭС. Похоже, Москва поменяла планы в отношении крупных проектов. Теперь вместо 47 процентов акций завода «Дастан» она требует 75 процентов, чтобы обезопасить себя на случай новой смены власти, такую же долю Россия хочет получить в двухмиллиардном проекте Камбаратинской ГЭС-1, хотя раньше готова была построить и запустить электростанцию, получив всего половину акций.

Сейчас возникают сомнения, что такая позиция в условиях появления новых инвесторов будет по-настоящему эффективной. Это подтверждают безрезультатные итоги визитов делегации Минэнерго РФ, а затем главы МИД РФ Сергея Лаврова. Вообще, при наблюдении за политикой России в отношении Киргизии становится очевидным постепенное сужение поля возможностей для влияния.

Пространство русского языка в республике резко сокращается вслед за отъездом немногочисленных оставшихся русских, на внутриполитической арене тон задает киргизоязычная пресса, где Россия не представлена вовсе. Образовательная сфера уже перестала генерировать слой людей, ориентирующихся на Россию. Да, многие абитуриенты в республике стремятся поступить в Киргизско-Российский Славянский Университет, чтобы получить диплом российского образца и уехать работать в Россию. Зато многочисленные образовательные программы западных фондов и НПО, а также популярные вузы — киргизско-турецкий «Манас» или Американский университет Центральной Азии — вполне успешно создают слой людей, ориентированных на западные ценности. Об экономике сказано выше, за время независимости Киргизии Россия не реализовала ни одного более-менее крупного проекта, а все попытки частного российского бизнеса работать в республике терпели провалы. При этом, в условиях дефицита рабочих рук, трудовые мигранты из Киргизии нужны российской экономике как воздух.

Быть может, пора определиться, что России нужно в Киргизии?

 

Автор — Станислав Александрович Притчин,
научный сотрудник ИВ РАН

Добавить комментарий